Имея своих шестерых, задаюсь вопросом: «Почему я усыновила детей с синдромом Дауна?»


Супруги Валентина и Михаил Никулины воспитывают шесть родных детей: Анастасию (20 лет), Степана (17 лет), Анфису (14 лет), Ольгу (10 лет), Николая (6 лет), Ангелину (4 года) и еще двух приемных детей: Вику (4 года) и Лизу (3 года). Корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» Валентина рассказала о том, как рождение малыша с синдромом Дауна навело ее на мысль удочерить еще двух детей с аналогичным диагнозом.

Жизненный девиз супругов Никулиных: «Многодетная семья – это образ жизни, мысли, чувств». Когда родился шестой ребенок, Ангелина, врачи обнаружили у ребенка синдром Дауна.

«Я испытала некий шок при рождении Ангелины, – вспоминает Валентина. – Непонимание. Меня поддерживали очень хорошо мои старшие дети, которые помогли собрать информации в интернете касаемо синдрома Дауна. Думаем, мы увидели в этом знак: если захотим взять приемного ребенка, то он тоже должен быть с аналогичным синдромом».

Семья обратилась в фонд «Даунсайд ап» за советами. Семья друг другу оказывала сильную психологическую поддержку. Перед тем как удочерить Лизу и Вику, супруги посоветовались со старшими детьми, спросили их мнение. Дети были согласны.

«При первой встрече Лиза вцепилась в меня»

В Люберецком районе Московской области в Школе приемных родителей семья изучала базу данных и проходила обучение. Именно в базе данных увидели впервые фотографию Лизы. Она была из Крыма.

«Когда я увидела фото малышки, она сразу мне запала в душу, – говорит Валентина. – Мы вместе с мужем окончили ШПР и поехали в Крым. Мы получили одобрение опеки ощущение было сродни новости, когда я узнала о своей беременности. Я ощущала на психологическом уровне появление еще одного дитя в семье. Хотелось поскорее увидеть Лизу, но одновременно было страшно. И вот нам показывают девочку. Маленькая: в 2 года, весит всего 6 килограмм. Мы прослезились. Девочка вцепилась в меня, ей нужна была доброта и ласка. Мы забрали девочку, подписав документы».

Пока семья была в Крыму, им позвонил биологически отец девочки и предложил встретиться.

«Он просто хотел посмотреть на нас – поясняет его просьбу супруга. – Лизу хотела удочерить американская семья, но когда Крым стал частью России, на эту часть также распространился закон о запрете усыновления семьям из США.

Родители по крови Лизы пришли посмотреть, в какой семье будет жить девочка. Мы встретились, поговорили. Нам активно помогали Фонды «Ванечка» и «Измени одну жизнь».

«Вика прокричала: «Это моя мама!»

Полгода вся семья проходила адаптацию, все члены семьи привыкали друг к другу, после они решили пойти за девочкой, Викой – в детский дом в Кузьминках.

«В детском доме был День открытых дверей, где мы первый раз встретили Вику. Для диагноза (синдром Дауна) она была развита: и физически, и речь хорошая, и одевалась девочка самостоятельно. Дома Вика обняла меня и сказал всей семье: «Это моя мама!» Все просто обалдели».

Дети с синдромом Дауна имеют другую систему координат

«Малыши с синдромом Дауна развиваются медленно, у них своя система координат, – рассказывает мать. – Если норма учиться ходить идет в год, то они идут в два. Необходимо все умножать на два. Развитие должно быть, только медленнее. Речь для детей является слабым звеном. Но Вика, Лиза и Ангелина ходят в обычный детский сад, где режим занятий тоже обычный».

В быту родители обыгрывают все образовательные моменты. «Например, готовимся к обеду, и я говорю: «Вика сейчас принесет ложки». Это упражнение позволяет понимать речь: дети всегда понимают, что за ложками идет Вика, а не Лиза и Ангелина. Девочкам нравится загружать посудомойку, сортировать её. Мы стараемся бытовые вещи превратить в тренинговые, как советуют профессионалы».

«Не сдавайтесь»

«Идите в этом направлении, если у вас есть хотя бы одна мысль, которая вас поддержит. Дети с синдромом Дауна нуждаются больше в защите. Они не должны находится в ПНИ», – убеждена Валентина. Все в наших руках.

Прочтений: 251

Оцените новость:

Комментарии (0)
    Ваше имя